Главная » Интересные места » Усадьба Старая Дубровка
Усадьба Старая Дубровка

31 июля 2019

Усадьба Старая Дубровка расположена в относительно глухом, но живописном Спировском Районе Тверской области, на окраине деревни Дубровка. Она не поражает размахом, и не обладает безупречной архитектурой, но именно это и составляет силу ее образа. Усадьба занимает вершину холма и занимает небольшую площадь, на которой в настоящее время сохранились главный дом, церковь, погреб и парк с сильно заросшими аллеями и обмелевшими прудами. Окрестные просторы даже как-то примиряют с запустением и позволяют думать о бренности всего с некоторой отстраненностью.  Владельцами и строителями усадьбы являются Свечины. Главный дом не имеет твердой датировки и считается памятником рубежа XVIII-XIX веков. В то время усадьбой владел Михаил Григорьевич Свечин, знакомство которого с Г.Р.Державиным, а также относительная близость к Торжку дали повод А.В.Татаринову высказать предположение об авторстве Н.А.Львова. Кроме того, из рода Свечиных происходила бабка Николая Александровича. Однако ни документы, ни анализ архитектуры не подтверждают этого предположения - слишком доморощенно выглядят часто посаженные окна, нет выверенности пропорций и львовского лаконизма. Портик на арочном рустованном основании, и бельведер с полукруглыми окнами и розетками по сторонам, и сами колонны на постаментах с капителями некоего неясного ордера, и безордерный фасад с приезда – все эти формы и детали говорят о работе робкого мастера, имеющего дело с устоявшейся схемой стиля, который он воспроизводит не в полном объеме, с изъятиями и искажениями. Даже симпатичный зал в центре дома, в котором особенно интересны отделявшие часть помещения колонны (ныне рухнувшие) и полукруглые нишки в стенах, – пример провинциального эстетства, интересный, прежде всего, своей принадлежностью к стилю, чем настоящей стильностью. Если львовский проект и использовался, то был сильно изменен на месте каким-нибудь крепостным архитектором.

Спасская церковь, не будучи особо оригинальной, производит сильное и гармоничное впечатление. В целом она близка одному из образцовых проектов александровского времени, поэтому со Львовым ее связывать нельзя уже никак, тем более что достроена она была лишь в 1813 году, спустя 10 лет после смерти Львова. Обратившись к деталям этого сооружения, видно, что наряду с хорошо выполненными портиками неполного тосканского ордера в здании присутствуют и откровенно слабые детали - не очень пропорциональные прямоугольные плоские ниши на стенах, слишком широкая апсида с монументальными, но как будто оборванными пилястрами. Очень интересен купол этой церкви - он не просто округлый, а с вогнутой нижней частью. Внутри сохранились рама иконостаса и замечательный купол с гризайлевыми кессонами. Роспись подновлялась в конце XIX века, с сохранением старого рисунка.

Неподалеку от дома, в парке, за небольшим прямоугольным прудом, сохранился валунный погреб, напоминающий о подобных творениях Львова, но все же гораздо скромнее, без каменной облицовки.

Возле церкви находится восстановленное с помощью старых памятников фамильное захоронение владельцев и строителей усадьбы - Никанора Михайловича Свечина, его брата Ивана Михайловича и супруги последнего Марии Андреевны. Никанор Михайлович (1772-1849) - самый известный представитель рода Свечиных, герой войны 1812 года. Он командовал батальоном лейб-гвардии Преображенского полка. В битве под Люценом Никанор Михайлович получил орден Святого Владимира III степени. За сражение под Лейпцигом, прозванное «Битвой народов», прусский король наградил его орденом Красного Орла II степени. А еще раньше, за лихую атаку во время движения к Кульму под Гисгюбелем был удостоен ордена Свято­го Георгия IV степени. Вот как пишет об этом в реляции командующий четвертым корпусом генерал-лейтенант А. П. Ермолов:

«...войска спустились в дефиле (узкий проход между возвышенностью). В голове колонны был Пре­ображенский полк: за ним 24 орудия артиллерии. Едва по­казался он из дефиле, как встретил неприятеля, в двой­ном количестве на дороге стоящего. Генерал-майор Розен приказал стрелкам идти вперед. Первому батальону идти вправо, а второму батальону ударить в штыки... Ничто не сравнится со стремительностью второго Преображенского батальона, и неприятель бегством открыл путь следующим войскам: спасена артиллерия...»